01:06 

Таня Гроттер и проклятие некромага

Elizaveta Yait
1. —Видишь ли, я надумал наскоро поменять в пылесосе свечи. Поменял свечи, решил попутно посмотреть реактивный усилитель. И свернул там одно крепление... Ну и пошло-поехало. А потом, конечно, пришлось полетать, чтобы проверить, все ли нормально. И снова, понимаешь, движок троит!
—Ягун, тебе никогда не приходило в голову, что техника ломается только у тех, кто ее чинит?

2. —Мигом всех обзваниваем! Надо ковать железо, чтобы было, что сдать в металлолом! — велел Ягун.

3.—Что-то у тебя дымно в комнате! — сказала Таня, принюхиваясь. Зудильник неплохо передавал запахи.
—А то! — сказала Гробыня. — А кто виноват? Все он, тиран и деспот! Вообрази, этот индивид поспорил со мной, что я, если постараюсь, способна приготовить яичницу. Вот и проспорил. Пожарники уехали четверть часа назад.
—Она пыталась жарить яйца огнедышащим заклинанием! В доме! Где шторы! Бумага! Деревянные стулья! — злобно крикнул Гуня и дернул Гробыню за большой палец.

4. —Что, Шурасику уже двадцатник? Это круто! А Сарделькокопал дал согласие на бучу по этому поводу?
—Дал. Под поручительство Ягге и Соловья, что крышу сорвет только у нас, а не у Большой Башни.

5. Щенок, даже самый отважный, всегда должен знать, на какую собаку тявкать можно, а где лучше взять смысловую паузу.

6. После Попугаевой и Пупсиковой Таня позвонила Семь-Пень-Дыру. Вместо Пня на экране зудильника появился его морок, сотворенный, должно быть, из кучи пыли простым щелчком пальцев и парой искр.
—Вы говорите с автоответчиком! Я обязательно передам ваше сообщение хозяину! Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после третьего удара головой об стол! — сказал он.
Пока Таня размышляла, от кого конкретно требуют биться головой об стол, двойник трижды боднул столешницу и повернулся к зудильнику внимательным ухом.
(хочу себе такой! х)))))))

7. Поклеп нервно барабанил пальцами по столу. Ему было неловко. Рядом в бочке сидела Милюля и жадно терзала белыми зубами еще живую сельдь. Если рыба билась, Милюля надкусывала ей голову и выпивала мозги. Доцент Горгонова косилась на русалку и удрученно качала головой. Она не была брезглива, но все же считала, что русалкам стоит питаться отдельно.
—Недавно подарил ей на день рождения аквариум с золотыми рыбками. Очень уж просила. И угадайте, что Милюля с ними сделала? — натянуто засмеялся Поклеп.
Медузия холодно прищурилась.

8. —Дорогая Зуби! Умоляю: не обижайся и не пойми меня превратно. Я не ставлю под сомнение твой профессиональный опыт. Я просто хочу подчеркнуть: чтобы эффективно учить защите от сглаза, необязательно пачками отправлять учеников на больничные койки.
—Я готовлю их к реальной жизни, академик! На следующий урок, уверена, все придут подготовленными, — сердито отвечала Зуби и отмахивалась от укоризненно-назойливой бороды Сарданапала.
— Она опять сглазила трех учеников. Наложила на них собачий сглаз. Теперь они в магпункте грызут ножки кроватей. И не только грызут. Ягге говорит, что они будут воображать себя собачками еще с неделю.

9. Коля хихикнул. Лучше бы он этого не делал.
Таня успела блокироваться, в конце концов, она была уже взрослой, но рядом двое первокурсников свалились со страшной резью в животе. Поклеп обеспокоенно подбежал к ним. Первокурсников унесли.
—Знаешь, Коля, ты лучше не смейся. И плакать тоже не надо! — настойчиво посоветовала Таня. За последние месяцы с возможностями Кирьянова познакомился уже весь Тибидохс. Когда Коля шел по коридору, все прижимались к стенам и дрожали. Когда входил в библиотеку — читальный зал пустел. Бедного же Колю все время тянуло общаться. Он боялся одиночества. Ночью он всхлипывал во сне, и вместе с ним всхлипывали еще семь-восемь ближайших комнат.

10. Даже самая умная девушка умна только пару дней в неделю. В остальное время с ней вполне можно иметь дело.
Случайные выписки из дневника Жоры Жикина

11. С появлением Зуби и Медузии припозднившиеся младшекурсники, которые уже при Поклепе ощущали себя не особо уютно, испарились с поспешностью Золушек, которым мудрая фея не со-ветовала дожидаться полуночи.

12. В Магстердаме. В хранилищ для опасни артефактус. Там Магщество держаль артефактум, который находимься под следствий или служимь для совершены различии крайм, — сообщил он.

13. — Я тебя люблю, — сказала она.
Ванька серьезно посмотрел на нее. Глаза его сияли.
— Три, — удовлетворенно произнес он.
— Что три?
— За те две тысячи дней, что мы знакомы, ты говоришь это в третий раз. Если это говорить чаще, слова обесценятся. «Я тебя люблю!» станет вежливой банальщиной, такой же, как «привет!» или «как ваши дела?».

14. Может, Гуня сильный маг или это голос совести? Ну там: «Опоздала на электричку. Нет денег на такси. Ночью дома не ждите. Ваша совесть».

15. Тренировочный матч получился интересным. Соловей специально запретил подсчитывать очки и выпустил на поле белые мячи без каких-либо отличий. Единственной магией этих мячей была повышенная резвость. По полю они носились с такой пугающей стремительностью, что, пытаясь схватить очередной мяч, Таня ощущала себя идиоткой, которая ловит сачком для бабочек автоматную пулю.

16. Правило 3 любовного катехизиса Грызианы Припятской гласит: «Если хочешь забыть человека — представь его в глупом положении». Причем если первые два правила давно забыты, то третье работает как часы. Именно его Таня и попыталась теперь применить.
Первым делом она вообразила Бейбарсова в Тибидохском болоте. Глеб ползал на четвереньках и зубами собирал поганки. Проглотив очередную поганку, он поднимался в полный рост и, перемазанный зловонной тиной, лез целоваться. При том он мычал как дебил и закатывал глазки. Это было противно, но как-то банально. Чувство никуда не ушло.
Тогда усилием воли Таня переселила Бейбарсова в свадебный зал на Лысой Горе. Наряженный в белое платье невесты, Бейбарсов томно жался к могучему плечу Гуни. Заметив Таню, Глеб противно улыбнулся и сделал ей пальчиками кукусики.
- Прекрасно! Как раз то, что нужно!- подумала Таня.
Желая закрепить образ, она изготовила полу часовой морок и отправила его бродить по комнате. Облаченный в кружевные доспехи невесты, в фате, с букетом роз, Глеб приставал к Дырь Тонианно, нес чушь и за полчаса успел ужасно на доесть не только Тане, но и скелету.
- Прекрасно! Еще немного, и я на настоящего Бейбарсова и смотреть не захочу! — удовлетворенно сказала себе Таня.
Морок еще не развеялся, когда в комнату вошел Ягун. Призрак тотчас бросился к нему и принялся трогать бицепс играющего комментатора.
- О, какой сильный мущинка! Это у вас от рождения или здоровый образ жизни? Мущинка, подержите розы! — залепетал он.

17. — Но у нас Жуткие Ворота! Посылать Тантала сюда — все равно что курить на бочке с порохом, которая стоит в грузовике с динамитом! — возразила Таня.
— Ты забыла уточнить, что грузовик — во дворе фабрики петард, под землей газовое месторождение, а в трех шагах пусковая шахта баллистических ракет, — добавил Ягун.

18. Любовь надо заслуживать и поддерживать каждый день. Она как костер. Если не бросать поленья — огонь погаснет. Нельзя относиться к любви, как к гантелям, которые один раз купил и они теперь всегда есть... Даже пыль с них можно особо не протирать.

19. Проходя, Таня случайно наступила Семь-Пень-Дыру на ногу.
— Ой, прости! — воскликнула она.
— Не прощу! Две дырки от бублика — за потерю товарного вида ботинка. Еще четыре — за ремонт. Семь дырок — временная нетрудоспособность. Шесть — услуги доктора. Ты мне палец отдавила, или будешь отрицать? Отрицание — по отдельному тарифу. Пять дырок — моральный ущерб. И, наконец, десять дырок — упущенная выгода! — заявил Семь-Пень-Дыр и расхохотался, довольный своей шуткой до крайности. Счастливее Семь-Пень-Дыра мог быть только дикарь, у кото-рого пещерный лев съел жену.

20. — А упущенная выгода — это как? — не поняла Таня.
— Пока я трачу свое драгоценное время на беседу с тобой, я мог бы найти клад или совершить научное открытие, которое сделало бы меня богатым! А из-за тебя я упустил выгоду! Расплачиваться сейчас будешь или возьмешь у меня деньги в долг? Давай, будто я заплатил их сам себе, а с тебя идут проценты! По рукам?
— Семь-Пень-Дыр, не семьпеньдырь! — сказала Таня, вспоминая, как дразнили его когда-то на младших курсах.
— Не, веселое дело! Оплати хоть упущенную выгоду! А? Может, я главой Тибидохса стал бы! — возмутился Пень.
— А со старым главой что будешь делать?
— С бородатым старикашкой? Ну его! Он уже вышел в тираж. Пусть путается со своей Горгош-кой.
Таня скосила глаза.
— Повернись! — посоветовала она.
— Да ну...
— А я тебе говорю: повернись! — повторила Таня.
Семь-Пень-Дыр недоверчиво оглянулся. За его спиной меньше, чем в шаге, стояли Сарданапал и Медузия Горгонова. Из рук Дыра медленно, как в кино, выпала пачка денег. Ветер трепал и разносил бумажки по аллее...

21. Таня ощутила, что у нее раскаляется перстень. Все, сейчас этот гномик доиграется! Белоснежка получит его заказной бандеролью в мумифицированном виде. Чудесный экспонат в чучельную коллекцию гномиков, которую собирает эта особа, бледная, томная и эксцентричная дама, обожающая носить дорогие перстни, хлестать по щекам служанок и хрустеть пальцами. Средний читатель представляет себе Белоснежку юной принцессой, вечным ребенком со смехом, как звон колокольчика. Ну да что поделаешь? Обычные пиар-игры.

22. — Хм... Ну ладно! Я тут подумал, что сижу между двумя некромагами! Редчайший случай в мировой истории. Интересно, я могу загадать желание? — спросил он.
—Да. В какой могиле тебя похоронят, и какой памятник поставят. Говорят, сбывается, — сказала Аббатикова.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник беспощадного графомана.

главная