01:02 

Таня Гроттер и Локон Афродиты

Elizaveta Yait
1. Июнь подходил к концу. Это было не слишком изобретательно, но ничего более оригинального, кроме как подходить к концу, июнь все равно придумать не мог.

2. Медузия же вообще воздерживалась от каких-либо прогнозов, лишь уронила вскользь, что её экзамен сдадут все. "Все, кто выживет", - уточнила она после всеобщего облегченного вздоха.

3. Сейчас школ магии развелось столько, что хмырями не закидаешь! На Лысой Горе как дождик пройдет, один-два новых магверситета вырастают. Была столовка для мертвяков - хлоп!- высшая школа магменеджмента! Был сарай, где три ведуна от мухоморов глюки ловили, - магверситет народной медицины! - рассуждал он.

4. - Татиана, а Татиана! Можно тебя на минуту? - спросил кто-то.
Таня узнала Шурасика.
- Всего на минуту? А ты успеешь?

5. - А если постучаться в стенку и попросить генерала Котлеткина вызвать спецназ? - с надеждой спросил он.
- Тогда лучше уж сразу авиацию. Нет дома - нет проблемы, - сказал Дурнев

6. - Время истекает! Прячьтесь! - крикнула она. Все кинулись к баррикаде.
- Ванечка, любимый! Спаси меня! У меня кружится голова! Ах! - воскликнула Зализина и, картинно взмахнув руками, стала падать.
Ванька был поставлен в двусмысленное положение. Или позволить Лизе удариться затылком об пол, или подхватить ее. Разумеется, как вечный идеалист, он выбрал второй вариант.
- Зализина! Вечно ты... Ну сколько можно! - сказал он.
- Ах! Ты мой герой! Если ты бросишь меня - я умру! - произнесла страдальчески Зализина, обхватывая руками его шею.
Ванька, виновато поглядывая на Таню, потащил страдающее бревно за баррикаду.
- Лучше бы за ногу, бумкая головой об ступеньки! Именно так Кристофер Робин обычно таскал Пуха, - сказала Таня.

7. - Ты чего остановилась, дорогая? Что там такое? - поинтересовался Гломов, который, расталкивая народ, тащил за Склеповой ее чемоданы.
- Душераздирающее зрелище! Ломайлошадкин представляется Трупперу, - пояснила Склепова.
- А-а-а, класс! Рад за них! - протянул Гуня. - Жертв еще нет?
- Нет. Но не исключено, что вот-вот появятся...

8. Какой-то незнакомый, очень длинный и тощий магфордец, лет семнадцати-восемнадцати на вид, открыв рот, в упор уставился на Риту Шито-Крыто. Раздражительной Ритке он показался слишком назойливым.
- Гробыня, а глупость заразна? - громко спросила она.
- Еще как! - сказала Склепова.
- Молодой человек, вы слышали? Не дышите на меня!

9. - Тетя Настурция? Какая женщина! Это правда, что она вдова? - заинтересовался Жора Жикин, приближаясь к Ваньке Валялкину.
- Чистейшая правда, - подтвердил Ванька.
- И она свободна?
- Свободна. Но каждый новый муж живет у нее только три дня. Потом вешается на брючном ремне или глотает яд. Сугубо добровольный, исключительно логичный финал семейного счастья. Здесь Магфорде есть особая усыпальница. Так тебя представить? - встрял вездесущий Баб-Ягун.
- Нет! Юн я еще для таких экспериментов! - сказал Жикин, пятясь с вежливой улыбкой.

10.Вскоре впереди, в тенистой зелени, показалась крыша дома. В этот момент Таня охнула. В ногу ей вонзилась колючка. Эльф перепугался и стукнулся лбом о дерево.
- Дюдя плохой! Очень плохой, отвратительный! Он мог повести господ по тропинке, а повел через колючие кусты! Дюдя сам себя накажет! - заныл он.
- Перестань, ничего страшного! Только давай скорее, а? - попыталась успокоить его Таня. Но Дюдя был безутешен.
Бум! Бум! Бум!
Первым вспылил Ванька Валялкин.
- Ой, родной, надоело! Все это мы в кино про Пуппера видели! Нечего тут тавтологию разводить! Топай, дружочек! - нетерпеливо сказал он.
Однако эльф, не успокаиваясь, продолжал биться головой о дерево.
- Слышь, клоун, надоело уже!.. Что-то ты слабо как-то стучишься! Давай я помогу! - предложил Ягун, взвешивая в руке хромированную трубу от пылесоса.
Эльф тревожно покосился на трубу. Она показалась ему опаснее дерева.
- Дюдю не надо больше наказывать! Дюдя исправился. Дюдя резко стал хорошим!.. - сказал он и быстро засеменил вперед. - Гурий Пуппер был не такой! Гурий всегда жалел Дюдю! Не грозил ударить его трубой! - сердито бормотал он.

11. - Если уж ты сама заговорила о русских... Как там твой Демьян Горьянов? - вкрадчиво вмешалась О-Фея-Ли-Я.
- Он просто лапочка! Я его обожаю! А какой талантище! Только он способен сглазить через зудильник! - расцветая улыбкой, похвалилась Кэрилин.

12. Ягуну тренировки по английской системе тоже не нравились, как не нравилось и то, что его затолкали в дублирующий состав. Он был не в духе и то и дело вспоминал какого-то "нифигаса". Любознательные английские журналисты заносили это слово в свои записные книжки, а
один в своей статье даже возвел неведомого Нифигаса в ранг славянского божества, к которому потомки скифов обращаются в часы уныния.

13. -... Кстати, как там Склепша?
-А ты не знаешь? - удивился Ванька.
-Не-а. Уже с неделю мало кого вижу. Разве что Таньку и Бейбарсова, да вот сейчас тебя. Тренировки совсем заели! ....Так что там с нашими?
- Ну, Склепова, как всегда, хороводит. Вообще непонятно, когда спит. В шесть утра она уже на ногах, без пяти шесть еще на ногах... Гломова всюду за собой таскает, но Глом уже спекся. На людей рычит, срывается и мечтает забиться в угол с банкой пива, чтобы все от него отстали,- сказал Ванька.
- А другие?
- Шурасик целые дни со своим английским профессором проводит. Только, знаешь, в последнее время я не понимаю, кто из них профессор, а кто ученик. Свеколт тоже все время с ними. То ли они ее изучают, то ли она их. В общем, великое магическое трио.
- А Семь-Пень-Дыр?
- Этот с какими-то жучками местными сошелся. Бегает, комбинирует, меняет все, что угодно, на кто что даст. В общем, семьпеньдырит...
- Малютка Клоппик как?
- Клопствует помаленьку. Со мной днем ходит или в карты с кем-нибудь из местных режется. Цирк! У парня молочные зубы выпадают, а с ним ни один здешний вышибала не связывается. Видать, в глазках есть что-то такое.
- Он еще в Тибидохсе такой был. Шепнет что-нибудь, а дальше как в дурацкой сказочке: "Пап, я нечаянно поломал твой танк!" - хмыкнул
Ягун.
- Да, Клоппик - уникум.
- Угу. Только не очень-то он рад был поначалу. Знания-то пришлось заново получать. И по ушам тоже... Хм... Про кого еще не спросил... Зализина как? - нахально, подмигивая, полюбопытствовал Ягун.
Ванька побагровел и сгреб Ягунa за ворот.
- Все-все-все! Сорри за оффтоп! Вопросов больше не имею! Твой нездоровый энтузиазм свидетельствует, что Зализина в добром здравии!

14. Соловей разглядывал Шмыглинга с живым интересом биолога, по пальцу которого ползет волосатая гусеница.
- На колени! - сказал он, прерывая его болтовню.
Айзек изумленно заморгал:
- Я вас не поннмаль. Я должен сесть к вам на колени?
- Вы должны встать на колени! Здесь, на песочке!..
Шмыглинг. поняв, вспыхнул:
- Вы не имеете райтс, старый дурак!..
- Я вообше не имею в Магфорде никаких прав! Но мне пора! Я вижу, дальнейший разговор не имеет смысла.
Шмыглинг быстро покосился направо, налево, проверяя, слышит ли их команда. Команда сгрудилась вокруг и, разумеется, все слышала. Красный, распаренный Шмыглинг выглядел таким раздраженным, что казалось - воздух нагревался, соприкасаясь с ним.
- Всем отвернуться, глюпый болван! Не смотрель сюда! - пискнул Айзек, грузно падая на колени. - Я признавать свой некомпетентность и просить ваш дракон! Теперь ви удовлетворен в ваш моралити? - сказал он с мольбой.
- Более-менее. В общих чертах, - выдержав паузу, спокойно произнес Соловей.
Шмыглинг встал и брезгливо отряхнул брюки. Видно было, что он считает сделку удачно завершенной.
- Еще мне нужны будиль ваш защитник! Я бы попросиль у вас мадемуазель Лоткофф. Гоярын можиль не подпустиль к себе моих защитник! Он будиль не понять, кто есть enemy, а кто friend, - деловито сказал он.
Соловей покачал головой и потрепал Шмыглинга по толстой щечке.
- Не расслабляйся, Айзек. За Лоткову тебе придется прыгать зайчиком!.. Готов? Начинай! - ласково сказал Соловей.

15. Так что не исключено, что вскоре кулинарное искусство обогатится такими рецептами, как Гурий Пуппер, свежезапеченный в собственном соку, и шашлык по-гроттериански с гарниром из контрабаса...

16. Это означает, что каждый выбывший игрок будет немедленно заменяться новеньким камикадзе из тех, что сейчас сидят на скамейке запасных. И так, пока окончательно не закончатся претенденты на койки в магпункте. Однако опыт подсказывает, что тут волноваться нечего. Дураки никогда не кончаются. Природа запасает их впрок.

17. - А девочка-то нравная, с характером! - заметила Медузия Горгонова. Великая Зуби хмыкнула: - Не то слово. И ведь ей только семнадцать! Я в семнадцать лет не позволяла себе таких вещей! - сказала она с негодованием.
- Спорить не буду. Но башню, которую ты разнесла в пятнадцать с половиной, до сих пор не починили...

18. Зато теперь я понял тактику сборной мира в этом матче! Тактика эта называется "Мертвые не играют в драконбол!" или "Уважаемый коллега, позвольте вас онекроложить!".

19. - Пуппер сердится. Он оглядывается по сторонам, ожидая, пока ему подадут новую метлу. Группа поддержки тормозит, соображая, в чьей зоне помощи он в данный момент находится. Обычная ясельная история. У семи нянек дитя без противогаза!.

20. - Думай, Ягуша, думай, хороший мой! Думай, и ты выкрутишься! Ты же умный. Вылитая мать! - с умилением сказала Ягге.
- А по-моему, он вылитый папаша! Маг-прохиндей и карточный шулер, - поправила Медузия. В свое время она была знакома с дочерью Ягге и ее супругом.
- Как ты можешь? Мой Ягун даже в карты играть не умеет! - возмутилась Ягге.
- Кто спорит? Но тогда Гуня две недели назад сам себя обыграл в покер до трусов, - не удержавшись, шепнул Тарараху малютка Клоппик.
- Охохох, меняю идеалы на идею! Как подобраться к дракону, сохранив фигуру в ее первозданной необугленности? - продолжал рассуждать потомок мага-прохиндея и лысегорской ведьмы.

21. - Я же не совсем чайник... А если и чайник, то, во всяком случае, электрический.

22. Озабоченный Бульонов топтался рядом, позванивая цепями.
- Пенелопа, ну можно я тебя кандалами прикую? Ну можно? Высоко ведь! - то и дело спрашивал он.
- Отстань, маньяк! - с хохотом отвечала Пипа.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник беспощадного графомана.

главная